15 заметок с тегом

книги

Освоил каллиграфию за 20 часов

Автор книги «Первые 20 часов. Как быстро научиться... чему угодно» Джош Кауфман уверяет, что за 20 часов можно освоить любой навык. Речь не о том, чтобы стать профессионалом. Только о том, чтобы научиться основам.

не «научиться играть на гитаре», а «выучить базовые аккорды и сыграть Звезду по имени Солнце»;
не «выучить английский», а «освоить базовые конструкции, чтобы в отпуске самостоятельно заказывать еду в ресторане»;
не «обучиться каллиграфии», а «написать фрактурой цитату Черчилля».

Кауфман дает 4 шага, чтобы все получилось:

  1. Декомпозировать навык
  2. Выбрать источники информации, которым доверяешь
  3. Убрать все помехи
  4. Практиковаться

Подробнее в лекции Джоша Кауфмана на TED.

В январе—феврале я учился каллиграфии. Попробовал методику 20 часов на себе и доволен результатом.

Выбрал источники информации

Нужно выбрать 3 источников информации, которые помогут начать практиковаться. Книги, статьи в интернете, видео на Ютубе, курсы.

Одним из моих новогодних желаний был онлайн-курс по каллиграфии. Т подарила курс в Highlight School.

Курс состоял из 8 полуторачасовых видеозаписей. Каждая запись — один урок — один вид каллиграфии. Аналогичные видео можно найти на Ютубе. Но факт того, что курс оплачен, подстегивает продолжать заниматься, когда прокрастинация и ничего не получается.

Параллельно с курсом читал книгу Леонида Проненко «Каллиграфия для всех».

Декомпозировал навык

Каждый сложный навык нужно разбить на несколько простых, которые сможешь оттачивать час за часом. Сложно «научиться каллиграфии», но можно разобраться в инструментах, видах каллиграфии и строении букв.

На курсе прошли готику и уставное письмо ширококонечным пером, каллиграфию кистью и брашпеном, копперплейт остроконечным пером, современную, арабскую и японскую каллиграфии.

К каждому занятию есть домашка. Домашка — это прописи. По очереди прописывал базовые штрихи каждой буквы, затем отдельно каждую букву.

3—5 листов каждый штрих, 3—5 листов каждую букву.

Убрал все помехи

Чтобы практика была эффективной, нужно отключить телефон, телевизор, интернет, любые уведомления и другие отвлекающие факторы.

Каждый день выделял 1 час на занятие каллиграфией. В этот час окружал себя тишиной и концентрировал внимание только на практике.

Практиковался

20 часов — это один час в день в течение месяца или по полчаса в день в течение двух месяцев. 20 часов достаточно, чтобы преодолеть барьер разочарования и не чувствовать себя профаном. За 20 часов не станешь профессионалом. 20 часов — это важная стартовая площадка, чтобы не быть новичком.

Мои результаты не выглядят впечатляющими. Но я я освоил новый навык за месяц, занимаясь по 1 часу в день. Чтобы результаты стали сильными, нужно потратить еще 9980 часов на практику. Я не планировал усиленно заниматься каллиграфией. Поэтому после окончания курса практику остановил.

23 апреля   книги   образование

Владимир Кричевский  — Идеальный дизайн

Прочитал «Идеальный дизайн» Кричевского. Книга о дизайне вообще и самоидентичности русского дизайна в частности. Наполнена емкими смыслами. Выписал для себя понравившиеся цитаты:

О евродизайне

Отечественный графический дизайн изо всех сил стремится быть европейским. По-европейски не выходит, по-своему тоже. Это явление он называет «евродизайном», по аналогии с евроремонтом.

Между намерениями сделать хорошо и сделать евро (американо, японо) лежит пропасть.

Дизайн в России находится на положении импортной профессии. Импортируются представления, ценности, жанры, приёмы, термины, книги, разумеется, инструменты.

Там, где кончается евро, проглядывает нечто постыло-советское.

Наверное, мало кто в этой стране хочет быть русским.

Цивилизованные страны — ещё одно понятие, порождённое новым русским временем. И оно столь же самоуничижительно, как и евроремонт.

Разительный пример системного культурного несоответствия — отечественные банкноты и почтовые марки. Хуже их в нынешнем мире не найдётся.

Странно, что эпизоды обновления происходят у нас под прикрытием слова эксперимент, а проявления пассивности и инертности связываются с соблюдением традиции.

О графическом дизайне

Из всех искусств, в том числе и жизнестроительных, графический дизайн наименее понятен и интересен публике.

Дизайн — это чудо человеческого существования и чудо человеческого взаимодействия. Дизайнер делает слова предложениями, пересказ — высказыванием, многие вещи — одной вещью. Поэтому не бывает дизайна без отношения, не бывает дизайна без изыска, не бывает дизайна без пижонства или без извращения. Нормального дизайна не бывает.

В графическом дизайне, имеющем дело с формами преподнесения публике знаний и идей, этическое и эстетическое неразделимо.

О банальностях, наворотах и избыточности

Банальность — полное отсутствие особенностей, почти синоним бессодержательности. Банальность — это неинтересно и скучно. Скучнее прямого плагиата.

Иногда кажется, что весь дизайнерский поиск сводим к не слишком усердному копанию в картотеке штампов. Если мне скажут, что за этим стоит какая-то социально-культурная закономерность, что система банальностей образует своего рода азбуку универсального языка визуальных образов, — не найду, чем возразить. Но от неприязни не избавлюсь. Ибо банальность граничит с пошлостью и как правило (в том то и беда!) сознательно или подсознательно выдаётся за остроумную находку.

Навороты — системная беда русской материальной культуры. Они производны от сугубо количественного представления о качестве вещи. Наворотчик побаивается простых, непритязательных, суровых форм. Принципиальный минималист ему, конечно, не товарищ. Навороты враждебны ясности.

Когда дизайнер опасается, что его вклад недостаточно заметен, тогда в разряд наворотов могут попасть второй цвет и вторая гарнитура, тонированные страницы, рамки и линейки, даже картинки.

Избыточность проявляется в наворотах. Навороты — следствие потери здравого смысла с присущим ему чувством меры.

Увы, это так типично, когда русскому дизайнеру всё мало и ему хочется непременно оживить, украсить, уравновесить, заполнить пустующее место, усложнить.

О скромности и органичности

Однотонная печать бывает не только уместной, но и безоговорочно прекрасной. Согласно старой традиции, у скупой на цвет графической вещи такой же высокий культурный статус, как у чёрно-белой фотографии или чёрно-белого кинематографа.

У голландцев в ходу парадоксальная оценка: хорошо, но красиво. Или её обратный вариант: красиво, но хорошо.

Какой бы позитивной свежестью ни веяло от оценки чистый, в ней скрыто неприятное но. С одной стороны, чистота — один из факторов визуального комфорта, с другой — она запросто лишает графическую вещь выразительной силы и органичности.

Сделать чисто — значит зависнуть между слишком хорошо и банально, между претенциозной прецизионностью и заурядной бытовой аккуратностью.

Дизайнер, помышляющий об органичности, тоже стремится к совершенству, но по-своему. Он не будет скрадывать пластические изъяны типографики (изъяны ли?), изменит инертной привычке, подвергнет сомнению правило или стандартную систему предпочтений, порадуется любому естественному состоянию, порождённому неумолимой реальностью или внутренней логикой формы. Поэтому он, к примеру:
— не станет избавляться от отступа в первом абзаце и даже висячих строк;
— хотя бы ради экономии бумаги подверстает вместо того, чтобы начать с новой страницы;

Об идеальном дизайне

Любой хороший шрифт заведомо универсален, а универсальный, наоборот, именно тем и хорош.

Добродетельный дизайн несовместим с рекламой. Ибо последняя — это всегда легализованная неправда, подмена доброго дела риторикой, уловка, обольстительная глупость.

Чрезмерная модопослушность не красит обыкновенного гражданина, дизайнера — тем более. Дело дизайнеров — на худой конец, генерировать моду, но не подчиняться ей. В идеальном дизайне свежесть и изменчивость проистекают от разнообразия задач и индивидуальных творческих подходов — не от диктата вечно меняющейся и весьма агрессивной актуальности.

Идеальный дизайн — достояние скромной и по возможности доступной вещи.

Идеальное существует только на словах.

27 марта   книги

Марк Мэнсон — Тонкое искусство пофигизма

«Тонкое искусство пофигизма» — не о том, как на все наплевать. Она о том как научиться подвергать сомнению свои ценности, отпускать второстепенные проблемы и находить счастье через поиск страдания. Выписал понравившиеся цитаты.

О целях

Ключ к хорошей жизни отнюдь не во все новых и новых заботах: он — в меньшем числе забот. Заботиться нужно только о подлинном, настоящем и важном.

Надо научиться не разбрасываться и сосредоточиться на главном. Надо научиться понимать, что вы лично цените больше всего.

Нужно восхищаться людьми, которые знают: есть вещи, более важные, чем они сами, их чувства, гордость и их эго. Им плевать не на все подряд, а на все второстепенное. Они берегут свои нервы для подлинно важного. Для друзей. Семьи. Цели. Буррито.

По моему, большинство — особенно образованный, холеный средний класс белых людей — считают «жизненными проблемами» обычное следствие того, что у них нет более важных вопросов для беспокойства.

Закон обратного усилия: чем больше вы стараетесь что-то получить, тем больше комплексуете из-за отсутствия желаемого. Чем отчаяннее вы хотите стать богатым, тем более бедным и недостойным себе кажетесь.

Стремление к более позитивному опыту — само по себе негативный опыт. А принятие негативного опыта — позитивный опыт.

О счастье и страдании

Счастье — это форма действия, активность. ‹…› Подлинное счастье наступает, лишь когда вы находите проблемы, которые вам нравится иметь и решать.

Счастье нам приносит рост, а не длинный список субъективных успехов.

Надо выбирать. Жизни без страданий не бывает. Она не состоит из роз и единорогов. С удовольствиями-то все понятно: большинство из нас хотят одного и того же. Более интересный вопрос — страдание. На какое страдание вы готовы пойти? Именно этот трудный вопрос имеет значение. И именно он способен куда-то привести, изменить точку зрения, да и всю жизнь.

Часто нас по-настоящему меняют лишь тяжелые испытания. Лишь когда мы ощущаем сильную боль, мы готовы взглянуть на наши ценности и спросить себя, почему они нас подвели.

Об отвественности

Зачастую единственная разница между болезненной проблемой и приятной проблемой состоит в том, что последнюю мы выбрали сами и готовы нести за нее ответственность.

Есть простое осознание, которое становится истоком всякого личного улучшения и роста. Это осознание: мы лично несем ответственность за все, что происходит в нашей жизни, каковы бы ни были внешние обстоятельства.

Из-за наплыва исключительного люди ощущают себя неполноценными и думают, что нужно быть более необычными, чтобы их заметили и оценили.

Успех может прийти лишь тогда, когда человек поймет: до величия ему далеко, результаты — скромные и посредственные. И есть куда расти.

Знание и приятие вашего скромного существования освободит вас для совершения дел, которые вы действительно хотите сделать — без завышенных ожиданий.

О ценностях

Есть более глубокий уровень самопознания. Он касается наших личных ценностей: почему я считаю это успехом/неудачей? По какому принципу я себя оцениваю? По какому критерию сужу о себе и окружающих?

Ценности лежат в основе всего, что мы есть и что мы делаем. Если ценимое нами бесполезно, то все основанное на них пойдет наперекосяк. ‹…› Наши ценности определяют, с помощью каких критерив мы оцениваем себя и всех остальных.

Если вы хотите изменить свой взгляд на проблемы, вы должны изменить свои ценности и критерии успеха/неудачи.

Хорошие ценности: 1) основаны на реальности; 2) социально конструктивны; 3) непосредственны и контролируемы.

Примеры хороших и здоровых ценностей: честность, инновации, уязвимость, умение постоять за себя, умение защитить других, самоуважение, любознательность, милосердие, скромность, творчество.

Любой рост невозможен без осознания: наши ценности всегда несовершенны.

Надо искать не уверенности, а сомнения: сомнения в наших верованиях, сомнения в наших чувствах, сомнения в наших представлениях о будущем. Надо снова и снова искать не правоту, а ошибки.

Закон избегания

Чем больше что-то угрожает вашей идентичности, тем активнее вы избегаете этого.

Это значит, что чем больше какое-либо действие способно изменить то, как вы видите себя, и кем вы себя считаете, тем дольше вы будете откладывать это действие.

Закон избегания относится и к хорошим, и к плохим вещаем. Если вы заработаете миллион долларов, это может угрожать вашей идентичности не меньше, чем потеря всех денег. Если вы станете знаменитой рок-звездой, это может угрожать вашей идентичности не меньше, чем увольнение с работы. Вот почему люди часто боятся успеха — по той же причине, по которой боятся неудачи: он ставит под угрозу их мнение о себе.

О сомнениях в себе

Как правило мы не видим себя со стороны. Зачастую мы последними замечаем, что мы гневаемся, ревнуем или расстраиваемся. И есть только один способ снять шоры с глаз: избавиться от железных доспехов уверенности и постоянно сомневаться в собственных мотивах.

Сам факт, что вы сомневаетесь в своей правоте, не обязательно означает вашу неправоту.

Следует помнить: чтобы в вашей жизни произошли перемены, вы должны найти у себя ошибки.

Если я считаю одно, а все остальные — другое, то намного вероятнее, что ошибаюсь я.

Действие не только следствие мотивации, но и его причина.

2018   книги

Памятка по графическим стилям в типографике

Эволюция графических стилей. Стивен Хеллер и Сеймур Чваст, ИЗДАЛ, 2016

В апреле прочитал «Эволюцию графических стилей» Хеллера и Чваста. В ней авторы рассказывают о формальных и визуальных характеристиках соответствующих периодов дизайна. Тогда мне казалось, что я, наконец, разложил для себя все по полочкам.

Недавно поймал себя на том, что вновь путаю Ар-нуво и Ар-деко, а при упоминании Движения искусств и ремесел судорожно думаю Так-так-так, я про это где-то читал. Даже не в одной книге. Поэтому составил для себя памятку по графическим стилям.

Не ставлю себе задачу запомнить все подстили. Хочу разобраться с большими стилями. Мне сейчас не важно знать отличия Югендстиля от Венского сецессиона, но хочется отличать Поздний модернизм от Постмодернизма.

В блоках Запомнить намеренно упрощаю признаки. В ряде случаев опираюсь на имеющийся опыт, поэтому пишу Похоже на такого-то художника, так как мне это о чем-то говорит.

Весь текст — выдержки и цитаты из Хеллера и Чваста. Мои только блоки Запомнить и подборки изображений.

Будет здорово, если памятка окажется полезной кому-то кроме меня. Если вы видите грубые ошибки, напишите в комментариях.

Викторианский стиль
Движение искусств и ремесел
Ар-нуво
Экспрессионизм
Модернизм
Ар-деко (Модерн)
Поздний модернизм
Постмодернизм

 

Викторианский стиль (1830—1900-е гг.)

Для дизайна печатных изданий типичным явлением стала повсеместная тяга к орнаментированию, которая часто проявлялась в имитации чудачеств викторианских архитекторов.

Стемление заказчиков сделать рекламу максимально заметной приводило к появлению весьма оригинальных акцидентных шрифтов вычурной и замысловатой формы. ‹…› Дизайнеры безжалостно обходились с утонченными гарнитурами Дидо и Бодони XVIII века, смело увеличивая их и делали жирнее.

Наряду с жирными шрифтами другой типичной для викторианской эпохи типографической формой стали брусковые, или египетские, шрифты, популярность которых связана с интересом к Египту после наполеоновских воин.

Типичная черта викторианской типографики — немыслимое количество начертаний и кеглей, «утрамбованных» в один заголовок, — объяснялась практическими соображениями и стремлением печатников использовать каждый дюйм пространства листа.

Причиной безыскусности этих творений было то, что бизнесмены викторианскох эпохи не видели связи между своими представлениями о прекрасном, которые формировались под влиянием полотен эпохи Возрождения, и сиюминутными практическими нуждами бизнеса и рекламы.

    Запомнить

  • Орнаменты, гравюры, вычурные акцидентные шрифты, брусковые шрифты, немыслимое сочетание начертаний и кеглей.

 

Движение искусств и ремесел (1850—1900-е гг.)

С визуальной точки зрения стиль Движения искусств и ремесел остался верен орнаменту как ключевому элементу викторианского стиля, но объявил войну барочным и романтическим излишествам своего времени.

Диапазон Движения искусств и ремесел простирался от наиболее характерной примитивной готики до асимметричных растительных композиций и изысканного орнаментализма.

    Запомнить

  • Если похоже на викторианский стиль, но цветочный орнамент побеждает, то, скорее всего, это Искусства и ремесла.
  • Все такое готическое.
  • Применяют новые готические шрифты — шрифты без засечек, построенные на отрицании классической типографики.

 

Ар-нуво (1890—1910-е гг.)

«Цветочное безумие», «истерика линий», «странная декоративная болезнь», «стилистическая вседозволенность» — так отзывались современники об ар-нуво. ‹…› Ар-нуво стал бунтом против пронизанной духом прошлого викторианской эстетики.

Художники переосмысливали искусство Востока, в чем-то подражали рококо, восторгались цельностью формы и романтической отстраненностью кельтских манускриптов.

Рекламные плакаты товаров и афиши мероприятий сочетали изящество японских гравюр, мистику символизма и манеры постимпрессионизма.

Автором самых знаковых образцов стиля ар-нвуо стал Альфонс Муха. Для его «византийской манеры» характерны идеализированные женские портреты в окружении херувимов, пальмовых листьев и мозаики.

    Запомнить

  • Если похоже на Муху и Грассе, то точно ар-нуво.
  • Гравюры похожи на японские или кельтские.
  • Декоративные шрифты.

 

Экспрессионизм (1900—1920-е гг.)

Представители фигуративного экспрессионизма демонстрировали отход от буквальной реальности и стремились передать образное внутреннее самовыражение.

Экспрессионисты искажали и удлиняли пропорции человеческих фигур и пейзажей, повышая эмоциональный накал своей графики.

    Запомнить

    Примитивная ксилография. Искаженные пропорции тела. Напоминает работы Шиле.

 

Модернизм (1910—1940-е гг.)

Ассиметричная типографика, геометрическая верстка, фотоиллюстрация — все эти приемы сформировали новый формальный язык модернизма.

Футуризм и конструктивизм
Графический стиль футуризма следует из теории о том, что энергию Вселенной в живописи и графике нужно изображать как динамическое ощущение, что движение и свет разрушают целостность твердых тел и постоянно трансформируют реальность.

Ган и Телингер создавали шрифтовые композиции, которые самой своей формой иллюстрировали текст — типографика несла содержательную и эмоциональную нагрузку.

Родченко создавал визуальные образы, притягательные своей напряженной геометрией, яркими цветами и броской типографикой.

Конструктивизм — своеобразный стиль, главными изобразительными элементами которого стали гротескный шрифт и комбинация графики с фотомонтажом.

Баухаус и Новая типографика
Дизайн всего, что делалось в школе Баухаус, определялся функциональными потребностями, а не стремлением соответствовать некому стилю. Главными чертами изданий школы были упорядоченность, система, асимметричная типографика и модульная сетка. Декор сводился к линиям, прямоугольникам и кругам. На смену реалистичности иллюстрации пришла фотография и монтажные приемы. Непременным атрибутом стал гротескный шрифт.

Самое простое определение Новой типографики — отказ от классических канонов симметрии.

Типографика Эля Лисицкого стала первым формальным воплощением нового подхода, и его приемы — гротескные шрифты, ограниченный набор основных цветов и нарочитая геометричность — на долгое время прижились в рекламной типографике как клише.

Яркий контраст между динамикой фотоколлажа и сдержанно типографикой текста.

Чистая типографика в духе Стиля, акцентированные вертикали и горизонтали, прямоугольные формы и большие площади основных цветов — характерные черты голландской Новой типографики.

    Запомнить

  • Геометрическая верстка, фотоколлажи, ассиметричная типографика.
  • Если плакаты похожи на стихи Маяковского и Каменского, то футуризм/конструктивизм. На русском — конструктивизм, не на русском — футуризм.
  • Модульная сетка, гротескные шрифты, фотомонтаж — Баухаус или Новая типографика.
  • Ограниченный набор основных цветов.
  • Родченко, Лисицкий, Чихольд, Байер

 

Ар-деко (1920—1930-е гг.)

Скорее геометричный, нежели ассиметричный, скорее прямой, нежели криволинейный, ар-нуво вобрал в себя русские балетные сезоны, искусство ацтеков и индейцев Северной Америки и даже некоторые черты Баухауза, а после открытия гробницы Тутанхамона в 1922 году стал уникальным сплавом египетских пирамид, солнечных лучей, электрических разрядов и небольшой щепотки чарльстона в довесок.

Стиль ар-деко явился очередным подтверждением конца традиционного дизайна, но в отличие от классического модернизма в его основе лежала мания нового.

В 1929 году парижский дизайнер Альфред Тольмер издал книгу «Верстка», где сформулировал каноны книжного дизайна в стиле ар-деко. ‹…› Чтобы получить большее число комбинаций верстки, нужно отказать от строгой системы вертикалей и горизонталей... выработать альтернативную систему... наклонных линий и кривых.

Ар-деко — сочетание утонченной эстетики и флера современности, атмосфера эксцентрики и фантасмагории. ‹…› Ар-деко содержало отсылки к роскоши и экстравагантности.

Следуя манере модной иллюстрации, художники плаката сформулировали собственный графический язык эпохи — декоративный и антиимпрессионистский. Словолитни разрабатывали новые акцидетные шрифты.

    Запомнить

  • Манера «модной» иллюстрации. Крупные иллюстрации и надписи акцидентными шрифтами. Геометрический орнамент.
  • Плакаты в стиле кубизма.
  • Плакаты отдают привкусом роскошной жизни и джаза.
  • В плакатах используются символы новой индустриальной революции — автомобили и механизмы.
  • Адольф Мурон Кассандр, Поль Колен, Герберт Маттер, Фрэнк Пик

 

Поздний модернизм (1940—1980-е гг.)

Интернациональный стиль
Изображение и текст располагались исходя из критериев функциональности. Пространство чутко вымерялось на основе математических пропорций. Должное внимание уделялось типографике.

Характеристиками их дизайна были предметная фотография, гротескные шрифты, отсутствие какого-либо декора и строгая композиция, основанная на модульной сетке.

Философия швейцарского дизайна формировалась в двух центрах — школах Цюриха и Базеля. Представителем первой выступал Йозеф Мюллер-Брокман, а второй — Армин Хофманн.

    Запомнить

  • Выверенная геометрическая верстка, базовые цвета, модульная сетка, гротески — чаще всего Гельветика и Юниверсал.
  • Все, что похоже на Мюллера-Брокмана и Хофманна.

 

Постмодернизм (1970—1990-е гг.)

В эклектичной обстановке дизайна 1980-х понятие «постмодернизм» применялось к своеобразному межнациональному стилю, который основывался не на догматике, а на довольно бессистемном смешении различных теорий и практических приемов дизайнеров-одиночек. ‹…› В наиболее общей трактовке постмодернизмом можно назвать творчество всех дизайнеров, которые не являются строгими сторонниками модернизма баухаузовского толка, в том числе неодадаизм, неоэкспрессионизм, панк и азиатский модернизм.

В постмодернизме для достижения коммерческой привлекательности используется сочетание декоративности, исторических художественных заимствований и новых технологий. Различные вариации постмодернизма связывали между собой отчетливые визуальные признаки: игривая геометрия с текучими элементами, зазубренными линейками, случайно расположенными точками и линиями; пастельная цветовая гамма; несогласованные шрифты с разрядкой, а также многочисленные аллюзии на исторические образцы изобразительного искусства и дизайна.

Дизайнеры искали предел новизны типографики, при котором она остается функциональной.

В основе всех видов дизайна 1980-х лежит игра и эклектика.

Крис Бэйли — Мой продуктивный год

Крис за год опробовал на себе все известные практики повышения продуктивности. В книге рассказывает об удачных и неудачных экспериментах над собой. Уделяет внимание важности концентрации внимания, важности сна, спорта и медитации. Пишет о прокрастинации, отвлечениях, угонщиках внимания и пожирателях времени.

Я выписал понравившиеся цитаты об энергии и внимании, отвлечениях и многозадачном режиме, физических упражнения, медитации, сне и отношении к себе.

Продуктивность

Практически невозможно функционировать полностью осознанно 100 % своего времени. Поэтому продуктивность является скорее искусством, чем наукой.

Чтобы достичь высокой продуктивности, нужна мощная мотивация.

Разница между продуктивными и менее продуктивными людьми сводится к способности или неспособности работать преднамеренно и осознанно.

Лучший способ измерить продуктивность — в конце дня задать себе вопрос: удалось ли мне сделать то, что я хотел?

Чем больше времени, энергии и внимания вы направляете на самые важные задачи, тем большего вы будете добиваться за то же самое время и тем продуктивнее вы станете.

Продуктивность заключается не в том, чтобы делать больше дел, а в том, чтобы делать «правильные дела».

Прокрастинация и отключение от интернета

Дела на потом откладывают все. Прокрастинация заложена в природу человека.

Чем больше вы воспринимаете будущего себя как кого-то внешнего и чужого по отношению к себе, тем больше шансов, что вы будете перепоручать свои дела этому постороннему человеку и тем более вероятна прокрастинация.

Для повышения продуктивности важно научиться воспринимать интернет как роскошь, а не как необходимость.

Польза от отключения от интернета двойная: вы не только возвращаете себе время и внимание, которые тратили впустую, но и легче фокусируетесь на делах, дающих максимальный эффект.

Энергия и внимание

Сегодня, время уже не деньги. Продуктивность — вот настоящие деньги.

В экономике знаний именно от навыков управления энергией и вниманием зависит, будете ли вы в конечном счете продуктивны или нет.

Если вы хотите достичь большей продуктивности, управление временем должно уступить место управлению энергией и вниманием.

Лучший способ снизить затраты времени и внимания на электронную почту и тому подобные задачи — ограничить количество раз, которые вы обращаетесь к ним в течение дня.

Люди чувствуют, что им не хватает сил на работе и дома. Они чувствуют себя занятыми, но не продуктивными. Им мешают постоянные отвлечения и тривиальные дела. <...> Решение проблемы состоит в том, чтобы в работе и в жизни концентрироваться исключительно на приоритетах.

Ваша работа заключается не в том, чтобы все втиснуть в свой рабочий день, и даже не в том, чтобы равномерно распределить энергию на все дела. Ваша задача — направить энергию на приоритеты.

Позволяя вниманию перейти в режим блуждания (например, в душе), мы тем самым создаем благоприятные условия для мозгового штурма, поиска решений трудных проблем и повышения креативности.

Продуктивность заключается не в том, чтобы делать больше быстрее. Продуктивность — это способность выполнять правильно выбранные дела осознанно и с ясно выраженным намерением.

Отвлечение и многозадачный режим

Чем меньше внимания вы уделяете задаче, тем больше времени придется потратить на ее решение. <...> При этом, чем больше внимания требует решаемая задача, тем больше времени нужно, чтобы вновь сфокусироваться на ней после того, как вы отвлеклись.

Смартфоны, компьютеры и другие устройства созданы для нашего удобства, а не для удобства того, кому захочется отвлечь нас в течение дня.

За отвлечения приходится платить высокую цену — и эта цена связана с ухудшением внимания. Когда вы постоянно переводите внимание с объекта на объект, мозг испытывает перегрузку. Это затрудняет приобретение новых навыков, становится труднее вспомнить, чем вы занимались перед тем, как вас отвлекли.

Работая в режиме многозадачности, мы испытываем мощную иллюзию продуктивности.

Работа в режиме многозадачности кажется гораздо увлекательнее, даже если в результате вам удается выполнить меньше. <...> Исследования показывают, что при работе в многозадачном режиме регулярно происходят выбросы дофамина. С нейрохимической точки зрения мозг вознаграждает себя гораздо щедрее, когда он работает в многозадачном режиме по сравнению с однозадачным.

Многозадачность снижает продуктивность, так как заставляет совершать больше ошибок и привносит в работу стресс. В итоге на выполнение дел уходит суммарно больше времени, поскольку при переключении с задачи на задачу затрачивается дополнительное время и внимание.

Многозадачность отрицательно влияет на запоминание. Переключение с задачи на задачу перегружает мозг и в этом смысле ничем не отличается от обычных отвлечений.

Привычка работать в многозадачном режиме создает предрасположенность к скуке, повышает склонность к тревоге и депрессии.

Медитация

Самый лучший метод тренировка внимания и способности вашей префронтальной коры контролировать лимбическую систему — это именно медитация.

Медитация — это процесс, имеющий своим результатом состояние полной осознанности.

Медитация усиливает исполнительную функцию мозга и способность концентрировать внимание.

Медитация восстанавливает контроль над вниманием, а в нужных случаях помогает предотвратить его блуждание.

Физические упражнения

В отличие от мозга, наше тело не претерпело изменений со времен каменного века. Мы по-прежнему созданы для того, чтобы проходить от 8 до 14 км в день, охотиться и собирать пищу, а не проводить по 52 часа в неделю у экрана компьютера.

С биохимической точки зрения упражнения позволяют мозгу бороться со стрессом продуктивным и контролируемым образом.

Физические упражнения увеличивают приток крови к мозгу, что повышает интеллектуальную производительность и креативность, помогают бороться с привычной усталостью и повышают концентрацию.

Физические упражнения повышают настроение и даже создают новые клетки в областях мозга, затронутых в результате депрессии.

Физические упражнения стоят затрачиваемого на них времени и являются одним из лучших способов стать более продуктивным.

Сон

Недостаток или низкое качество сна может проявляться в многочисленных ошибках, отрицательно влияет на настроение, способность фокусироваться и находить решения проблем, снижает обучаемость и ухудшает запоминание.

Дневной сон чрезвычайно положительно сказывается на продуктивности. Как и ночной сон, он повышает концентрацию внимания, точности мышления, креативность, улучшает качество решений.

Когда вы сокращаете часы сна, в конечном итоге, вы всегда проигрываете больше времени, чем выигрываете. У вас будет меньше времени и способности сосредоточиться, вы будете делать больше ошибок, на исправление которых понадобится еще больше времени.

Сон является одним из лучших и простейших способов конвертации времени в энергию.

Отношение к себе

Чем больше удовольствия от жизни вы получаете, тем выше шансы достичь выдающейся продуктивности.

Следует делать больше перерывов в работе в течение дня и в целом. Если делать слишком мало перерывов, то можете полностью подорвать продуктивность.

Главным фактором, в долгосрочной перспективе влияющим на счастье, являются социальные связи. Их влияние на долголетие столь же значительно, как и влияние ожирения, высокого кровяного давления или курения — только в противоположную сторону, конечно. Более глубокие дружеские отношения создают мотив достигать большего в профессиональной сфере, а заодно делают нас более счастливыми.

Без людей продуктивность не имеет смысла.

2017   книги

Владислав Головач — Культура дизайна


590₽ за второе расширенное издание, первое издание — бесплатно

Книга о том, почему у одних получается хороший дизайн, а у других — так себе. О влиянии заказчиков на дизайн, о формировании дизайн-культуры, о развитии дизайнеров.

Читается легко и приятно. Материал подан простым языком. Полезна дизайнерам, заказчикам дизайна и потребителям дизайна.

Выписал понравившиеся цитаты и идеи.

О дизайне

Если хорошего дизайна вокруг нас будет больше, наша жизнь будет приятнее — во всяком случае, будет меньше неудовольствия, связанного с предметами и структурами вокруг нас.

Дизайн — это любая работа над артефактом, улучшающая его потребительские и/или продающие свойства больше, чем растут при этом себестоимость, трудозатраты и бюджет

Идея дизайна заключается в том, чтобы сделать лучше, чем было бы без дизайна.

Важная сторона дизайна (да и искусства) — потребитель и его ожидания.

Нужно иметь подходящий процесс дизайна и принятия решения о нём. ‹…› Последние десятилетия концепция правильного процесса дополнилась фиксацией на дизайн-исследованиях, в которых выявляются настоящие проблемы текущих и латентных потребителей.

Хороший дизайн действительно делает жизнь лучше — порой напрямую, порой опосредованно, меняя обстоятельства жизни своего потребителя. Важная роль дизайн-этоса — помогать этому и не допускать дизайна для быдла.

В дизайне всегда будет заметная тенденция к простым, проверенным временем решениям. Если дизайнер их знает и отталкивается от них в своей работе, это следование традиции. Если же знает, но не отталкивается, а использует механистично, это скорее ремесленничество. Например, многие дизайнеры, особенно начинающие, искренне верят не просто в алгоритм, а в незыблемость чужого пророческого алгоритма.

О дизайнерах и заказчиках

Сначала кто-то компетентный должен сделать дизайн этой лампы. Затем его работу должен принять и оплатить компетентный заказчик — а потом произвести и продать компетентному магазину. Наконец, конечный потребитель должен прийти в магазин, компетентно выбрать хорошую лампу и купить её. Уже собралось четыре человека, которые тратят свои время и деньги, — и каждый способен принять неудачное решение. По факту же людей в этой цепочке гораздо больше.

Содержание и подача этой книги основаны на двух предпосылках. Во-первых, дизайнеры влияют на дизайн меньше, чем их заказчики. Во-вторых, не существует истории дизайна, отдельной от истории общества.

Если же дизайнер (или его заказчик) молод и просто физически не успел увидеть и почувствовать многое, живёт в некрасивом районе некрасивой страны без развитого искусства жить и вдобавок обслуживает своих заказчиков сугубо конъюнктурно (т. е. как прикажут, так и сделаю) — у него, скорее всего, сработают все эти факторы. Единственное, что может при этом получаться, — слабый дизайн без ясной цели, технологически отсталый, стилистически неполноценный. Многие, конечно, преодолевают это со временем. Активное же развитие своей культуры дизайна и дизайн-этоса — надёжный способ это время сократить

О культуре дизайна

Культуре дизайна нельзя научить. Она не может быть формально описана и переработана в учебный план. Единственный простой способ её приобрести — впитать её осмосом

В Вероне стыдно строить плохо, а в Воронеже — senza problemi.

День в Венеции даёт больше тренировки чувства прекрасного, чем год срочной службы.

Развитие культуры дизайна — долгий путь развития себя. При этом самый простой способ — насмотреться красивых картинок — не особо действенен, хотя и важен.

Нужно понимать историю вопроса, чтобы понимать, зачем был сделан такой дизайн и почему он оказался успешным.

О развитии дизайнеров и дизайна

Статистически наиболее вероятно, что он [дизайнер] является обывателем, т. е. не имеет никакого собственного этоса и повторяет то, чему научился в детстве, или следует давлению окружающих (т. е. дизайнерской моде).

Единственный надёжный способ для обывателя стать святым или злодеем — всё время быть открытым новому и делать всё возможное, чтобы в его жизни было больше травматических переживаний. В случае дизайна такими переживаниями являются переживания эстетические (Вот это красотища! Почему я так не делаю?) и ценностные (Зачем я продолжаю это делать?).

Быстро изменить качество дизайна целой организации (т. е. сообщества людей) можно только сверху, только революционными преобразованиями.

Быстрое изменение качества дизайна (т. е. этоса) может быть достигнуто только безжалостным увольнением всех неспособных и наймом взамен только способных.

О видах дизайна

Существует целых три разных вида дизайна, различающихся своими основными проектными целями:

Дизайн, чтобы богаче, делает артефакт как можно более ценным.

Его противоположность, дизайн, чтобы дешевле, делает артефакт максимально общедоступным (обычно — дешёвым) для всех людей и ситуаций.

Дизайн, чтобы лучше, делает артефакт лучше работающим или вообще возможным. Большинство дизайнеров этого вида считают себя не дизайнерами, а предпринимателями, инженерами или изобретателями, но это не мешает им делать дизайн или влиять на оба других вида дизайна.

В следующий раз, когда прочтёте о том, что некий миллиардер носит часы за 30$, не верьте в его демократичность и простоту — это всего лишь значит, что он достиг уровня известности/влиятельности, при котором он уже может перестать оскорблять свою жадность ношением дурацких часов.

В стране, 70 лет жившей почти без дизайна и тем более без дизайна, чтобы богаче, создать что-то действительно богатое затруднительно.

Изобретательство и технологии, не являясь формально дизайном, перманентно опыляют оба других вида дизайна — дизайн, чтобы богаче, и дизайн, чтобы дешевле. Без них историю дизайна, особенно в последние полтора столетия, просто невозможно понять.

С учётом этой классификации можно уточнить базовый вопрос в работе дизайнера Хороший или плохой дизайн у меня получился, и как можно сделать ещё лучше?:

Дизайн уже достаточно дорогой, и как я могу сделать ещё богаче?

Можно ли сделать дизайн ещё дешевле/доступнее?

Достаточно ли структурно мой дизайн лучше того, что уже есть? Могу ли я улучшить не просто решение, а изменить саму постановку задачи

О дизайн-тенденциях

Актуальность в дизайне не равна следованию локальной моде. Скорее, актуальность определяется способностью дизайнера наследовать глобальные тенденции и выработанную культуру — и противоречить ей, когда это нужно, а не когда само получилось.

Сразу после того как нечто становится возможным, оно становится хорошим, модным и актуальным — а затем неминуемо плохим, затёртым и пошлым. После этого начинается маятник, т. е. возвращение этого нечто в актуальность с примерно одной и той же периодичностью, пусть и с затуханием. За первым сильным импульсом следует сильная противофаза (что видно на примере тех же кухонных комбайнов), затем с каждым колебанием маятника амплитуда между ненавистью и любовью сокращается. При этом эффект маятника ярок, только если начальный импульс был очень сильным или возник недавно. В любом случае рано или поздно явление становится привычным и качание маятника прекращается.

Плоский дизайн в интерфейсах хорош не потому, что он плоский, и не потому, что он хороший, а потому, что дизайн интерфейсов был неплоским слишком долго. Как только пройдёт достаточно времени, он перестанет быть хорошим. В этом смысле гораздо продуктивнее думать не о том, какой дизайн хорош, а о том, какой дизайн хорош сейчас и будет хорош ещё хотя бы пару лет.

Очень полезно, сталкиваясь с тем, что нам не нравится, пусть и навешивать ярлык, но также пытаться ответить на вопрос «Почему другим это нравится?». В самом деле, кто-то ведь потратил время и силы на то, чтобы создать и донести до нас артефакт или явление, которое нам так не нравится, — а значит, скорее всего, есть какая-то причина. Опознав её, вы опознаете тенденцию или фактор, которые — возможно — сможете как-то использовать.

2017   книги

Виктор Папанек — Дизайн для реального мира

Книга известного американского дизайнера и педагога о задачах и роли дизайнера в современном мире, об этике дизайна, о новых принципах и методах проектирования, о дизайне как универсальном виде человеческой деятельности, интегрирующем в себе самые разные знания, а также о новой системе подготовки дизайнеров.

Выписал цитаты, которые наиболее отражают идеи книги.

О дизайне и дизайнерах

Конечно, существуют и более вредные профессии, нежели промышленный дизайн, но их совсем немного. И, возможно, лишь одна профессия превосходит его по степени надувательства — рекламный дизайн. Убеждать людей приобрести то, что им не нужно, на деньги, которых у них нет, чтобы произвести впечатление на тех, кому до этого нет никакого дела, — сегодня это мошенничество стало поистине виртуозным.

Самое лучшее, что могут сделать архитекторы, промышленные дизайнеры, проектировщики для нашей среды обитания, которая обезображена визуально, физически и химически, — это перестать работать вообще. Ведь дизайнеры, по крайней мере частично, но тоже ответственны за эти безобразия.

Дизайн — это сознательные и интуитивные усилия по созданию значимого порядка.

Дизайн — это деятельность по решению проблемы, которая никогда по определению не может быть единственно правильно решена: в результате всегда получается бесконечное число решений, некоторые из них «более правильные», а некоторые «менее правильные». «Правильность» будет зависеть от значения, которое мы вложим в процесс.

Основная задача дизайна — трансформировать среду обитания человека, его орудия и, опосредованно, самого человека.

Часто дизайнер оказывается единственным, кто может разговаривать на разных профессиональных языках; его подготовка позволяет ему взять на себя роль «переводчика» в команде.

Между Australopithecus africanus и современным дизайнером, возможно, и не такая большая разница, как можно полагать или надеяться.

Если же, напротив, люди почувствуют себя более защищенными, им станет более комфортно, если они захотят покупать, станут более трудоспособными или более счастливыми, это означает успех дизайнера.

Важнейшей способностью дизайнера является его умение осознавать, выявлять, определять и решать проблемы. На мой взгляд, в дизайне главное — это чувствовать смысл проблем, быть их «первооткрывателем» и уметь обозначить проблемы, которые еще не осознаны, не выявлены, и придумать, как их решать. Количество и сложность таких проблем возросли настолько, что нужно постоянно находить все новые и все лучшие решения.

Об ответственности дизайнера

С появлением новых приемов и нескончаемого перечня новых материалов художник, ремесленник и дизайнер теперь стали страдать от тирании абсолютного выбора. Когда все становится возможным, когда нет никаких ограничений, дизайн и искусство могут легко превратиться в непрекращающийся поиск новизны до тех пор, пока новизна-ради-новизны не станет единственной целью.

Хороший дизайн — это добросовестное использование материалов, без стремления выдать материал за то, чем он не является. Материалы и инструменты должны использоваться оптимальным образом: никогда не следует применять один материал, если с помощью другого можно выполнить работу с меньшими затратами и/или более эффективно.

Дизайнер несет ответственность за то, как те товары, которые он проектирует, принимаются на рынке. Однако этот взгляд слишком узок и ограничен. Ответственность дизайнера должна быть гораздо большей. Она должна определяться его общественной и нравственной позицией задолго до того, как он приступит к работе, ведь именно дизайнер принимает решение, причем априори: заслуживает ли товар, которым его просят заняться, внимания вообще. Другими словами, окажется ли его дизайн на стороне общественного блага или нет.

Дизайнер-разработчик несет долю ответственности практически за всю продукцию, следовательно, практически за все наши ошибки, причинившие ущерб окружающей среде. Он несет ответственность за плохой дизайн или за халатность, когда нецелесообразно расходует свои творческие способности, «не вовлечен в работу» или «выполняет задачу кое-как».

Дизайн — самое совершенное орудие, которое на сегодняшний день есть у человека для придания формы его продукции, окружающей его среде и в более широком смысле — ему самому. Дизайнер должен анализировать прошлое, а также предсказуемые будущие последствия своих действий.

Любой дизайн — это своего рода воспитание. Дизайнер пытается воспитать своего клиента-производителя и людей на рынке.

Мы, дизайнеры, ответственны за то, чтобы молодые нации не повторили наших ошибок и не стали использовать талант дизайнера для эгоистического ублажения богатых и прибыли промышленников.

Об общественном благе

Будучи дизайнерами, мы можем платить, отдавая десять процентов нашего урожая идей и талантов семидесяти пяти процентам человечества, живущим в нужде. Даже самые преуспевающие дизайнеры могут позволить себе отдавать десятую часть своего времени. Неважно, какова конкретная ситуация: четыре часа из сорока, один рабочий день из десяти или, в идеале, каждый десятый год, который можно как жертвоприношение отводить на дизайн для многих вместо дизайна для денег.

Самый простой, самый распространенный и, вероятно, наиболее устаревший образ действий дизайнера — сидеть в своем офисе в Нью-Йорке, Лондоне или Стокгольме и проектировать вещи, которые будут производить, скажем, в Танзании.

Чуть более эффективный способ участия дизайнера — проводить некоторое время в развивающейся стране и заниматься дизайном, действительно приспособленным к потребностям местного населения. <...> Мы не можем сидеть в плюшевых офисах в Нью-Йорке или Стокгольме и думать, как обустроить жизнь в этих странах.

В идеале (относительно теперешнего положения дел) дизайнер должен переехать в страну и заниматься всеми вышеописанными делами. Но, кроме того, он обязан также готовить дизайнеров, которые смогут сами обучать дизайну.

Как неоднократно отмечалось в данной книге, дизайн не заботится о самых широких слоях населения. <...> Большинство дизайнерских бюро все еще считают, что их идеальный клиент находится в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти лет, имеет средний доход, активен, ростом ровно шесть футов и весит ровно 175 фунтов. Между прочим, сегодня в США больше пожилых людей, чем когда-либо прежде.

Есть еще много групп населения, которые мы выделили и назвали обездоленными, неполноценными или отсталыми. Необходимо исследовать их умения, навыки и придумать для них занятия. Снова повторяю: в каждом случае члены этих групп должны входить в дизайнерский коллектив.

О поиске решений

Список того, что препятствует нам находить новые решения задач:

  • Блокировки восприятия
  • Эмоциональные блокировки
  • Ассоциативные блокировки
  • Культурные блокировки
  • Профессиональные блокировки
  • Интеллектуальные блокировки
  • Блокировки, связанные с окружением

Наша обязанность — разработать методы, помогающие избавиться от этих блокировок. Составить их полный перечень достаточно трудно, так как разные методы во многом пересекаются, я приведу восемь из них:

  • Мозговой штурм
  • Синектика
  • Морфологический анализ
  • Подвижные столбики»
  • Бисоциация
  • Трисоциация
  • Бионика и биомеханика
  • Пробуждение новых способов мышления

Кестлер дал превосходные рабочие определения творческого акта: «творческий акт заключается в комбинировании ранее не связанных структур таким образом, что возникающее в результате целое оказывается больше, чем сумма его частей».

Одна из крупных проблем заключается в том, что «новизна» часто предполагает эксперимент, а эксперимент предполагает возможный провал. В нашей ориентированной на успех культуре возможность провала, этой неизбежной составляющей эксперимента, мешает новаторскому мышлению.

Надо внушить дизайнеру волю к эксперименту, но одновременно и чувство ответственности за неудачи. К сожалению, чувство ответственности редко сочетается с атмосферой творческого риска.

О пользе и потребностях

Таким образом, я ставлю под сомнение популярное в настоящее время направление дизайна — «делать вещи сексуальнее» (что на дизайнерском жаргоне означает: сделать вещь привлекательнее для потенциальных потребителей). В мире, где дизайн еще не коснулся основных реальных потребностей людей это бессмысленно. В наш век, когда освоены различные аспекты формы, давно пора вернуться к ее содержанию.

Промышленный дизайн и дизайн окружающей среды тоже могут быть выражены только через свои функции в терминах отношений: отношений между возможностями и запросами человека.

Промышленный дизайн отличается от родственных ему архитектурного и инженерного искусства. В то время как архитекторы и инженеры обычно решают имеющиеся проблемы, промышленных дизайнеров часто нанимают, чтобы они предлагали новые проблемы.

Основная идея данной книги — дизайн для человеческих потребностей, а не желаний.

Удовлетворение потребности в орудиях, жилище пригодном для дыхания воздухе и пригодной для питья воде — это не только область работы и ответственности промышленного дизайнера, но и вопросы, важные сами по себе.

Сегодня множество предметов повседневного пользования производится по утилитарному и эстетическому стандарту, часто совершенно не связанному с нуждами потребителя. Но если нужно, чтобы эти предметы показались привлекательными, за дело берется Мэдисон-авеню.

Дизайнер, в действительности часто способен в своей работе сыграть большую роль, чем он сам обычно думает. А высокое качество, новые концепции и понимание пределов массового «производства могут определить основы дизайна для большинства людей в мире, а не для сравнительно небольшого рынка внутри страны. Дизайн для человеческих потребностей, а не для желаний или искусственно созданных желаний — единственно перспективное направление сегодня.

Основная задача нашего общества заключается уже не в производстве товаров. Делая выбор, мы должны теперь задаваться вопросом „насколько полезно?“, а не просто „сколько?“.

Об интегрированном дизайне и специализации

Противоречие между рабочим механизмом (который из-за высокой стоимости изготовления инструментов и пресс-форм остается неизменным) и легко изменяемым внешним видом изделия привело к дальнейшей специализации в дизайне и эстетизации внешних форм. Дизайнеры „поверхностей“ (детройтские стилисты) презрительно не замечают дизайнеров „внутренностей“ (инженеров и ученых); форма и функция оказываются искусственно разъединенными. Но ни живое существо, ни предмет, не могут просуществовать долго, если их кожа и внутренние органы существуют независимо друг от друга.

Интегрированный дизайн, дизайн в целом, требует специалистов, способных всеобъемлюще воспринимать процесс проектирования. Увы, дизайнеров такого уровня пока не выпускает ни одна школа.

Интегрированный дизайн — не набор навыков, техник или правил; он должен восприниматься как серия функций, действующих одновременно, а не в линейной последовательности.

Интегрированный дизайн должен рассматривать проблему в ее социальном и историческом контексте.

Интегрированный дизайн должен учитывать социальные группы, классы и общество.

Специализация — путь к вымиранию.

Подведение итогов

Дизайн — основа всей деятельности человека. Планирование и формирование любого действия в соответствии с поставленной целью составляет суть дизайна. Любая попытка выделить дизайн, сделать его вещью в себе срабатывает против присущего ему значения первичной базовой матрицы жизни.

Интегрированный дизайн всеобъемлющ; он старается учесть все факторы и детали, необходимые для того, чтобы принять решения. Интегрированный, всеобъемлющий дизайн прогностичен. Он стремится рассматривать реальные факты и тенденции и постоянно экстраполировать, а также интерполировать информацию из будущего, которое он конструирует.

Интегрированный, всеобъемлющий, прогностичный дизайн — это процесс планирования и формирования, который непрерывно идет на стыке между различными дисциплинами. Именно на стыке разных техник и дисциплин делается большинство открытий и возникает большинство новых начинаний.

Дизайн, чтобы быть экологически ответственным и социально отзывчивым, должен быть революционным и радикальным в самом прямом смысле. Он должен следовать природному принципу наименьшего усилия, другими словами, создавать максимальное разнообразие с помощью минимального инструментария или добиваться максимальных результатов минимальными средствами. Это означает: потреблять меньше, пользоваться вещами дольше и проявлять экономию при повторном использовании материалов.

2017   книги

Работа твоей мечты

Прочитал книгу «Работа твоей мечты» Барбары Шер и расщелкнул в голове еще один замочек.

Я много лет жил в уверенности, что существует некая «работа мечты». Она сочетает два базовых элемента: 1 — ты получаешь от нее удовольствие, 2 — она обеспечивает твою безбедную жизнь. И второе никак не вязалось с первым. Казалось, что невозможно зарабатывать на том, что мне нравится делать.

Проблема в том, что я думал о «работе мечты», как об одном занятии. Но это не так. Вот что пишет Барбара:

Люди опираются на здравый смысл и их мечты останавливаются, еще не достигнув стартовых ворот. Они считают, что любимое дело должно приносить деньги — под деньгами обычно имеется ввиду регулярная зарплата. Или что мечта дорого стоит: чтобы завести собственную мини-гостиницу, надо купить дом викторианской эпохи. Или что необходимы огромный опыт и соответствующее образование, в то время как все это не обязательно, но и может затруднить поиски работы.

< ... >

Многие мечты незаслуженно умирают. Люди опускают руки, потому что им недостает информации. Сотрудники корпораций убеждены: есть только один способ начать бизнеса — с обязательными бизнес-планами, банковскими кредитами и инвесторами. Те, кто принадлежит к преподавательской и научной среде, считают, что для любого занятия необходим образование и внушительный послужной список.

< ... >

Некоторые из ваших талантов настолько важны, что не стоит идти на компромисс или пытаться оправдать их с финансовой точки зрения. Не надо перекраивать их, чтобы продать за деньги. Напротив, дело вашей мечты можно финансировать, зарабатывая другим способом.

Лиз Гилберт делит занятия на 4 понятия: Увлечение, Работа, Призвание, Дело жизни.
Статья в переводе Лены Трусковой

Простая и очевидная мысль поразила меня. Работа мечты не обязательно должна приносить доход. Может быть две работы — одна для удовольствия, одна для оплаты счетов. Вторая может финансировать первую. Это знание помогло снять напряг, который заставлял искать способы заработать на любимом занятии.

Кайф — отдельно, Деньги — отдельно.

Это знание не должно мешать зарабатывать на увлечении. Здорово, если увлечение приносит доход. Но если не приносит, не зацикливайтесь и получайте удовольствие от процесса.

2017   книги

Сунь Цзы — Искусство войны

Искусство войны — древнекитайский трактат о стратегии и политике. Читается легко и достаточно понятно. Хотя и состоит из, по большей части, метафорических высказываний. Все основные положения переводчик выкладывает в самом начале книги.

<...> Целью всей фундаментальной стратегии должно стать создание условий для того, чтобы население процветало и было довольным, дабы его желание подчиняться правителю не могло быть даже поставлено под сомнение. <...>

<...> Первичной целью должно стать подчинение других государств без вступления в военный конфликт, то есть — идеал полной победы. Всякий раз, когда возможно, следует достигать этого дипломатическим принуждением, разрушением планов и союзов противника, а также срывом его стратегии. <...>

<...> Целью любой военной кампании должно стать достижение максимальных результатов с минимальным риском и потерями, уменьшение, насколько это возможно, принесенного ущерба и бедствий. <...>

<...> Недопустимы спешка и страх или трусость, а также гнев и ненависть, при принятии решений в государстве и при командовании. Армия никогда не должна необдуманно вступать в бой, подталкиваться к войне или собираться без необходимости. <...>

<...> Основной принцип следующий: «Идти вперед туда, где не ждут; атаковать там, где не подготовились.» Этот принцип может быть реализован только благодаря секретности всех действий, полному самоконтролю и железной дисциплине в армии, и также «непостижимости». Война — это путь обмана, постоянной организации ложных выпадов, распространения дезинформации, использования уловок и хитростей. Когда такой обман хитроумно задуман и эффектно применен, противник не будет знать, где атаковать, какие силы использовать и, таким образом, будет обречен на фатальные ошибки. <...>

<...> Командующий должен управлять ситуацией так, чтобы избегать врага, когда он силен духом — как, например, в начале дня — и использовать любую возможность, когда это состояние ослабевает и войска не желают сражаться, как, например, при возвращении в лагерь. <...>

Книга будет интересна предпринимателям, политикам, спортивным тренерам и другим руководителям, кто сталкивается с конкурентной борьбой. Выписал понравившиеся цитаты.

Предварительные расчеты

Война — это путь обмана. Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его; если у него все полно, будь наготове; если он силен, уклоняйся от него; вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства; приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение; если его силы свежи, утоми его; если у него дружны, разъедини; нападай на него, когда он не готов; выступай, когда он не ожидает.

На войне слышали об успехе при быстроте ее, даже при неискусности ее ведения, и не видели еще успеха при продолжительности ее, даже при искусности ее ведения.

Никогда еще не бывало, чтобы война продолжалась долго и это было бы выгодно государству. Поэтому тот, кто не понимает до конца всего вреда от войны, не может понять до конца и всю выгоду от войны.

Умный полководец старается кормиться за счет противника. При этом один фунт пищи противника соответствует двадцати фунтам своей.

Стратегическое нападение

Самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска.

Тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь.

Форма

Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике. Поэтому тот, кто хорошо сражается, может сделать себя непобедимым, но не может заставить противника обязательно дать себя победить.

Непобедимость есть оборона; возможность победить есть наступление. Когда обороняются, значит есть в чем-то недостаток; когда нападают, значит есть все в избытке.

Мощь

Управлять массами все равно, что управлять немногими: дело в частях и в числе.

Полнота и пустота

Кто является на поле сражения первым и ждет противника, тот исполнен сил; кто потом является на поле сражения с запозданием и бросается в бой, тот уже утомлен. Поэтому тот, кто хорошо сражается, управляет противником н не дает ему управлять собой.

Уметь заставить противника самого прийти — это значит заманить его выгодой; уметь не дать противнику пройти — это значит сдержать его вредом. Поэтому можно утомить противника даже исполненного сил; можно заставить голодать даже сытого; можно сдвинуть с места даже прочно засевшего.

Напасть и при этом наверняка взять — это значит напасть на место, где он не обороняется; оборонять и при этом наверняка удержать — это значит оборонять место, на которое он не может напасть. Поэтому у того, кто умеет нападать, противник не знает, где ему обороняться; у того, кто умеет обороняться, противник не знает, где ему нападать. Тончайшее искусство.

Борьба на войне

Когда говорят, друг друга не слышат; поэтому и изготовляют гонги и барабаны. Когда смотрят, друг друга не видят; поэтому и изготовляют знамена и значки». Гонги, барабаны, знамена и значки соединяют воедино глаза и уши своих солдат. Если все сосредоточены на одном, храбрый не может один выступить вперед, трусливый не может один отойти назад. Это и есть закон руководства массой.

По утрам духом бодры, днем вялы, вечером помышляют о возвращении домой. Поэтому тот, кто умеет вести войну, избегает противника, когда его дух бодр, и ударяет на него, когда его дух вял, или когда он помышляет о возвращении; это и есть управление духом.

Находясь в порядке, ждут беспорядка; находясь в спокойствии, ждут волнений; это и есть управление сердцем.

Девять изменений

Правило ведения войны заключается в том, чтобы не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю нападение на себя невозможным для него.

У полководца есть пять опасностей: если он будет стремиться во что бы то ни стало умереть, он может быть убитым; если он будет стремиться во что бы то ни стало остаться в живых, он может попасть в плен; если он будет скор на гнев, его могут презирать; если он будет излишне щепетилен к себе, его могут оскорбить; если он будет любить людей, его могут обессилить.

Поход

Если солдаты еще не расположены к тебе, а ты станешь их наказывать, они не будут тебе подчиняться; а если они не станут подчиняться, ими трудно будет пользоваться. Если солдаты уже расположены к тебе, а наказания производиться не будут, ими совсем нельзя будет пользоваться.

2017   книги

Майк Монтейро — «Дизайн — это работа»

«Дизайн — это работа» — сборник практических рекомендаций для дизайнеров. Как ставить цели, как говорить с клиентом о бюджете, как презентовать проект, как вести переговоры с клиентом и т. д.

В первую очередь, эта книга про уважение собственного труда. Будет интересна владельцам бизнеса, программистам, фотографам, веб- и прочим дизайнерам.

Книга на 100 % состоит из советов. Я выписал только те цитаты, которые мне показались самыми важными.

Вопреки распространенному мнению, дизайнеры — не художники. Мы используем художественные методы визуализации мышления и процесса, но, в отличие от художников, не представляем свой взгляд на мир, а решаем проблемы клиента.

Ясно представляйте цель

Первый шаг в разработке чего бы то ни было — это вопрос: «Зачем мы это делаем?» Если ответ неясен — неясен лично вам или его просто не существует, — вы ничего не сможете создать. Прекратите работу.

Собирайте информацию

Для кого мы это создаем? Как они будут использовать то, что мы создаем? Нужно ли оно им? Какие технологии в распоряжении клиента? Какие новые технологии он готов испробовать в действии? Кто еще пробовал подобное и как именно это удалось или не удалось?

Беседуйте с клиентами и заинтересованными лицами

Как бы ни была хороша работа, если вы не можете ее продать, она не закончена.

Когда вы будете готовы взять на себя ответственность за продажу своей работы (я целенаправленно использую слово «продажа», а не «презентация»), тогда и сможете называть себя дизайнером. И вменять себе в заслугу хорошую работу.

Делайте мир лучше

Тщательно выбирайте проекты, не беритесь за всё подряд. Сделайте мир лучше, чем он был до вас.

Но как дизайнер, да что там, как любой ремесленник, вы несете ответственность за то, что вы дали миру. Ваши клиенты говорят о вас многое, и вы можете гордиться своей работой ровно настолько, насколько польза, принесенная обществу, позволяет вам это делать.

Если созданный вами продукт приносит вред, значит и вы приносите вред. Я призываю каждого из вас искать проекты, которые делают мир лучше, чем он есть.

Будьте приятным, но не милашкой

Никто не нанимает вас ради дружбы. Вас нанимают для решения проблем. Но если клиент может получить одно и то же от приятного и от отвратительного человека, он предпочтет первое.

Работайте хорошо

Вы должны убедить потенциальных клиентов в том, что сможете решить их проблемы так же хорошо, как и проблемы ваших предыдущих клиентов.

Работайте за деньги

Никогда не работайте бесплатно. Любую работу, которую вы беретесь делать бесплатно, вы отложите в сторону ради работы за деньги.

Спросите пятерых дизайнеров, сколько будет стоить одна и та же работа, и вы получите пять разных ответов. Обзвоните кучу дизайнерских фирм — и получите широчайший диапазон цен. Все это непременно наведет вас на мысль, что они эту ерунду про цены просто выдумали. Собственно, так и есть.

Клиент может найти исполнителя на любую работу по цене от нуля до бесконечности.

Но с клиентов нужно брать плату исходя из того, насколько ценна ваша работа для них, а не из того, сколько времени у вас уходит на ее исполнение.

Ведите переговоры

Если клиент хочет, чтобы вы снизили цену, рассмотрите по частям все свои предложения и выясните, что можно сократить. Никогда не снижайте цену, не убрав при этом что-то из предложения. И никогда не убирайте что-то из предложения, не объясняя при этом клиенту упущенную выгоду.

Дизайн не продаст себя сам

Самый большой миф в области дизайна — то, что хороший дизайн продает себя сам.

Перестаньте пытаться заставить своих клиентов «понять дизайн» и вместо этого покажите им, что вы понимаете, для чего они вас наняли. Объясните, как те решения, которые вы приняли, приведут к успеху проекта.

Умение представить собственную работу — основной навык в работе дизайнера.

Не пытайтесь продать то, что не работает.

Определяйте бюджет заранее

Вам предстоит узнать это наверняка. Каким образом? Спросите. Есть два вопроса, связанных с бюджетом, которые вы должны задать по ходу дела: «Каков ваш бюджет?» и «Был ли он утвержден?»

Если вы скажете мне, что у вас есть 200 тысяч долларов, и мне это покажется уместным, я покажу вам, как выглядит дизайнерское решение на сумму 200 тысяч долларов. Если у вас есть 40 тысяч, я посмотрю, смогу ли я предложить решение на 40 тысяч. Но это будут разные решения. Я не собираюсь брать с вас 200 тысяч за решение, которое стоит 40 тысяч, только потому, что я знаю, что они у вас есть. Но самое бесполезное — придумать решение на сумму 200 тысяч долларов, когда ваш бюджет составляет 40 тысяч. Это пустая трата времени для нас обоих.

Работайте хорошо

Даже хорошую работу можно улучшить. Нельзя ставить перед собой цель выполнить что-то просто приемлемо. Также нельзя ставить перед собой цель много работать над чем-то. Цель всегда состоит в том, чтобы сделать все как надо. (Не путайте понятия «работать много» и «делать как надо!»)

Управление другими

Первое правило руководства заключается в том, что нужно избавиться от этого самомнения. Или, по крайней мере, направить его в другое русло. Суть игры уже не в том, насколько хорошо вы можете делать что-то, а в том, насколько хорошо вы можете создавать дизайн вместе с другими людьми. В противном случае вам не выбраться из ситуации, когда ваши возможности будут сводиться к тому, что вы можете создать сами.

Разное

Никогда не соглашайтесь на условия, которые ставят ваш бизнес под угрозу.

Пока вы не начнете относиться к себе с уважением, не ждите этого от других.

2017   книги
Ранее Ctrl + ↓